«Это все на выплаты?» Свидетели голосования по Конституции выстроились в очередь

Недавнешние наблюдатели выстроились в очередь в администрации Адмиралтейского и Центрального районов. Местные говорят: чтоб сдать отчетность. А добровольцы стоят за выплатами.

Фото: читатель «Фонтанки.ру»

В администрации Центрального района на Невском проспекте деньком 3 июля было многолюдно. Здание наводнили наблюдатели, которые работали на голосовании по поправкам в Конституцию. Они возмущались долгим ожиданием, необходимостью тащить с собой малышей, которых не с кем бросить, но…не расползались. Заместо этого рекомендовали приготовить сдачу: 2300 либо 300 рублей. Тем временем ответственная за формирование корпуса наблюдателей Общественная палата на запрос «Фонтанки», платят ли добровольцам и из какого кармашка, молчит уже 4-ый денек.

Деньком 3 июля член территориального избиркома №16 Дмитрий Наумов опубликовал в Twitter информацию, что в здании администрации Центрального района собралась масса наблюдателей от Публичной палаты, и одна из их заявила, что пришла за некоторым вознаграждением в размере 7700 рублей. Фото, которые приложил член ТИКа, показывали: в известном холле строения на Невском проспекте вправду необыкновенно многолюдно.

В Администрации Центрального р-на собралась масса наблюдателей от Публичной палаты. Одна из наблюдательниц заявила, что стоит в очереди за вознаграждением в сумме 7700 руб. #УРА @fair_spb pic.twitter.com/2ESC8JKVJw

— Дима Наумов (@twdima) July 3, 2020

На месте событий корреспондент «Фонтанки» сперва узрел выходящую из строения даму, в какой вызнал наблюдающего, следившую в ночь (то есть темное время суток) на 2 июля за подсчетом бюллетеней на участке № 2191. Участок стал известным опосля того, как журналист «Медиазоны» Давид Френкель получил там перелом руки.

Дама в холле, который к этому моменту уже веселил немногочисленностью гостей, направила поток гостей на 2-ой этаж, в актовый зал с лестницами, имитирующими башни замка. Там на тот момент оставалось уже человек 40: в главном, дамы различного возраста, но в массе была и компания юных юношей. Некие дамы пришли с детками. Из контекста дискуссий сделалось понятно, почему: не с кем бросить, супруг на работе.

В зале стоял гам. Очередь интенсивно выясняла, кто и за кем занимал. На вопросец журналиста, это что, все за выплатами пришли, стоящие отреагировали утвердительно. «Это все наблюдатели?» — удивился корреспондент. И это подтвердили тоже. «Голова» очереди размещалась до выхода на лестницу. Координатор потока подавала сигналы, и еще одна группка спускалась на 1-ый этаж.

Фото: читатель «Фонтанки.ру»

Пробовать пролезть без очереди журналист не рискнул и отправился в хвост. По пути застал разговор 3-х дам, которые меж собой возмущались, что на Невский, 176 их пригласили придти к 15.00 и задерживают уже на час. «Ну, не на час — на 50 минут», — сделали возражение соседи. Правда, услышавшие разговор поведали, что некие совершенно пришли к 13.30. Рядом выразили колебание, что данную тему получится закрыть до конца денька. «Вправду, хотя бы по УИКам сделали», — согласились в очереди.

Ожидающие кучковались по 4–5 человек. Некие отдыхали на сиденьях в центре помещения, остальные ходили по галерее второго яруса и фотографировались на память. В беспорядочном порядке бегали малыши, в углу зала припарковались самокаты. Одна из дам предупредила, что с собой просили захватить наличные — по 2300 рублей, чтоб «дали без сдачи». Чуток позже, когда очередь приметно укоротилась, уже иная дама произнесла, что требуют всего по 300 рублей. Если б платили вправду по 7,7 тыщ, с этими суммами выходили комфортные для расчета нули. Пока корреспондент картинно пугался: что созодать, если с собой нет наличных, и ожесточенно рылся в ранце: вдруг найдутся, дама по соседству успокоила, предположив, что если первым давали без сдачи, то к концу очереди она уже не пригодится.

Фото: читатель «Фонтанки.ру»

Спустя 50 минут опосля приезда, в конце концов, примкнув к одной из групп, удалось спуститься в холл первого этажа. Дальше всех просили пройти в боковой проход под лестницу. В нем также стояла очередь, но уже маленькая, социальную дистанцию соблюдали либо, по последней мере, старались. На пути стояла женщина со перечнями. «Ира Корбат», — представился корреспондент. Но спрашивали про другое — номер УИКа. В перечнях участка №2208, первой пришедшей в голову, нареченной фамилии, естественно же, не оказалось. Особо возмущаться даже не пришлось: попросили пройти в кабинет, куда заворачивал «хвост» очереди, и обсудить ситуацию в ней. Дама, которая записывала наблюдателей в списки, напоминавшие ведомости, востребовала паспорт. Не получив его оперативно, она кликнула в коридор: «Паспорт, пожалуйста, готовьте заблаговременно, коллеги!». Заместо него на ознакомление на стол легло удостоверение журналиста и аккредитация на голосование по Конституции в качестве представителя СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы). Пристально ознакомиться с документами никто не пожелал, а в кабинете тем временем расплескивалась если не паника, то легкая суета.

1-ый вопросец, который заинтересовывал присутствующих: как журналист совершенно «сюда» прошел. На это было что сделать возражение: районная администрация — пространство открытое для людей и общественное. Дальше последовала просьба выйти «побеседовать». Назад в холл вышли впятером: с 2-мя дамами и 2-мя мужиками.

На вопросец, на каком основании наблюдателям выплачивают средства и каковой источник финансирования, один из парней представил: «Может, для вас создать запрос в Общественную палату?», но заявил, что не является сотрудником администрации. Присутствовавшая дама заявила, что никаких выплат не делается, а наблюдатели просто пришли сдать отчетность для ОП.

«А вы все записываете? — задал вопрос мужик. — А почему вы не предупредили что записываете?». «Поэтому что, видимо, неделикатно себя ведет», — подлила масла его спутница. «Тогда мы для вас больше ничего отвечать не будем», — припечатал собеседник.

К слову, формирование корпуса наблюдателей в первый раз отдано Публичной палате. Ранее управляющий аппарата ОП Андрей Малков подчеркивал, что работа наблюдателем будет проходить на публичных началах https://www.gov.spb.ru/gov/palataspb/news/185678/.

В первый раз о том, что наблюдатели могут получать оплату, «Фонтанка» услышала от членов комиссии №1281, которые с утра 26 июня прибыли в ГКУ «Муниципальный мониторинговый центр» для выездного голосования. На удивленное замечание, почему с ними не приехал наблюдающий, одна из их увидела: «Для чего он тут нужен?» И объяснила: им, бедным, всего по 1000 рублей в денек платят. Она затруднилась именовать компанию либо структуру, которая производит выплаты. Редакция направила 29 июня запрос в региональную ОП. Но ответ, сколько и из каких средств предвидено вознаграждение, не пришел и 4 денька спустя.

Пока наблюдатели разбредались из строения администрации Центрального района, их коллеги, которые работали на участках в Адмиралтейском, собрались в актовом зале данной нам районной администрации. Как поведала одна из их, там, по ее оценке, находились наиболее сотки человек. Дама подразумевает, что процесс может растянуться. «Здесь на одну группу по 15 минут уходит. Все уже на взрыве каком-то находятся. Нас собрали к четырем [часам] с тем, чтоб, видимо, перед нами выступил глава администрации. Мы час прождали, не дождались. На данный момент стоим, ждем неясно что».

Фото: читатель «Фонтанки.ру»

Именовать точную сумму предполагаемого вознаграждения она затруднилась, добавив: «Не понимаю. Понимаю: что-то будет. Что — без понятия. Кто там что получил… люди, видимо, выходят в остальные двери, никто ничего не гласит».

Если представить, что озвученное ОП количество наблюдателей в Петербурге — «практически 15 тыщ человек», то если б всякого из их наградили бы обозначенной членом ТИКа суммой, потребовалось бы немногим наименее 115 млн рублей. Источник, близкий к организации плебисцита в Петербурге, утверждает, что вознаграждение вначале обязано было составить 2000 рублей в денек. Позже сумму урезали до 1,1 тыщи. Он добавил, что кармашек, из которого «благодарят» наблюдателей, не городского пошива.

Ира Корбат,

«Фонтанка.ру»

Фото: читатель «Фонтанки.ру»Фото: читатель «Фонтанки.ру»Фото: читатель «Фонтанки.ру»Фото: читатель «Фонтанки.ру»