Нужная привычка. Что возьмут люди из самоизоляции в обыденную жизнь

Постепенное снятие ограничений не значит, что люди мгновенно откажутся от всего, что употребляли в самоизоляции. Удаленная работа, онлайн-шопинг и онлайн-развлечения, ношение масок и соц дистанция — то, что во время эпидемии делали вынужденно, — кто-то по привычке, а кто-то полностью осознанно возьмет в последующую жизнь.

Фото:

Совместно с обстоятельствами трансформируется и бизнес. О том, как отразилась эпидемия, ограничения и самоизоляция на поведении людей, что они предпочитают брать и как, и что готовы предложить им компании из различных отраслей, обсудили участники заочного круглого стола «Фонтанки».

Эпидемия коронавируса изменила и ежедневную жизнь людей, и их отношение к данной нам жизни. По мере роста заболеваемости даже те, кто вначале не принимал коронавирус серьезно, в большинстве собственном изменили мировоззрение.

— Пока уровень заболеваемости не достигнул больших цифр, нередко встречалось пренебрежительное отношение, бравирование, отрицание ситуации, которое сменилось тревожным настроением, опасениями, а у неких доходило до паники, — сказал Андрей Каменюкин, врач-психотерапевт, генеральный директор ООО «Клиника когнитивной психотерапии». — Но по мере того, как мы адаптировались к пандемии, уровень ужаса стал уходить, паника — отступать, и люди стали спокойнее относиться к ситуации.

Равномерно коронавирус стал частью бытия, частью контекста, в каком мы находимся. «Я бы произнес, что из-за него в целом повысился уровень тревожности», — объяснил Андрей Каменюкин, отмечая, что очередь людей, тревожащихся из-за того, что происходит в мире, к психоаналитику не выстроилась. Но без конфигураций в ежедневной жизни не обошлось.

Ушел в онлайн, вернусь не скоро

Невзирая на активное внедрение Веба в нашу жизнь, для почти всех IT-технологии до сего времени казались кое-чем сложным. На данный момент же осваивать их пришлось, пусть и добровольно-принудительно.

— Мы можем полагать, что для кого-либо это станет ценным опытом, который показал: не нужно страшиться всего, что соединено с онлайном, — отметил Андрей Каменюкин. — Таковой типичный тренинг, который поменял модель поведения.

Эпидемия отменила и обычные утехи: походы в кинозал, на футбольные матчи, прогулки по городку, путешествия.

— Для почти всех это оказалось возможностью, хоть и принужденной, освоить новейшие сервисы, — сказал директор по продажам на массовом рынке МТС Жора Чуравцов. — Согласно индексу цифровой активности петербуржцев, который мы замеряли в протяжении нескольких недель, все это время лидировали группы веселительных сервисов, в том числе онлайн-кинотеатров и стриминговых платформ.

— Баланс коммуникации сдвигается от офлайна к онлайну, — подтвердил основоположник интернациональной IT-компании CITYLIFE Миша Ковшов. — Когда все это началось, нам необходимо было привыкать к коммуникации в Сети, ведь это существенно труднее — даже видеоконференция не передает до конца харизму, энергетику. Потому нужно обучаться выстраивать доверительные дела онлайн.

В то же время он выделил, что такие коммуникации могут быть наиболее действенными: если ранее за денек можно было провести 2–3 встречи, то сейчас — вдвое больше, т. к. не приходится растрачивать время на дорогу.

Вся эта ситуация стала массивным стимулом для развития различных сервисов для онлайн-коммуникаций, развлечений и т. п. К примеру, CITYLIFE разработала для участников экосистемы свою платформу для вебинаров и видео-конференц-связи.

Сервис МТС ТВ (Телевидение (греч. — далеко и лат. video — вижу; от новолатинского televisio — дальновидение) — комплекс устройств для передачи движущегося изображения и звука на расстояние) во время карантинных ограничений предложил подписчикам подключить пакет товаров для организации жизни на карантине: кроме телевидения, юзер (а это мог быть абонент хоть какого оператора) получал сходу развлекательный и информационный контент, онлайн-консультацию с доктором, доступ к программкам занятий и советам по питанию, соткам тыщ книжек и миллионам музыкальных треков и радио.

— Таковым образом мы протестировали способности экосистемного предложения, но главной его движущей силой стала веселительная платформа МТС ТВ (Телевидение (греч. — далеко и лат. video — вижу; от новолатинского televisio — дальновидение) — комплекс устройств для передачи движущегося изображения и звука на расстояние), — заявил Жора Чуравцов. — В общей трудности за время самоизоляции число ее юзеров подросло практически в полтора раза, при всем этом опосля выхода люди оставались с обслуживанием и далее — наиболее 3-х четвертей тех, кто подписался на продукты во время карантинных акций, продолжали воспользоваться обслуживанием и по их окончании.

Онлайн можно сейчас посещать и концерты — к примеру, в Петербурге (хотя в случае с онлайном география уже не так принципиальна) прошли концерты группы The Hatters и Вячеслава Бутусова, любой из которых собрал больше 5 млн зрителей.

— Для «{живых}» концертов это недостижимая цифра, — откомментировал Жора Чуравцов. — Мы осознаем, что у направления VR-концертов большенный потенциал и опосля пандемии, потому что зритель сумеет поглядеть концерт возлюбленной группы с эффектом присутствия, даже если та выступает на другом конце страны.

Относительно предстоящего спроса на онлайн-технологии представления пока расползаются.

Андрей Каменюкин, к примеру, считает, что почти всегда люди возвратятся к оффлайну, как ограничения будут сняты. А Жора Чуравцов уверен, что обитатели всей страны готовы употреблять технологии. И хотя большая часть этих сервисов было и ранее, но конкретно в сегодняшних критериях они стали нужны везде, люди получили возможность их испытать и сейчас будут продолжать ими воспользоваться.

Магазин на диванчике

Веб-торговля интенсивно развивалась и до кризиса, но коронавирусные ограничения также сделали этот процесс наиболее интенсивным. К примеру, почти все непродовольственные магазины и совсем не могли работать длинный срок, потому онлайн-каналы стали для их единственной возможностью для существования. Активировались также службы доставки — боясь заразиться, почти все люди предпочли не ходить даже в работающие магазины.

Банки, через которые проходят средства, приобретенные от реализации интернет-заказов, отмечают резкий подъем. Так, в Северо-Западном банке Сбербанка темп роста количества транзакций в Петербурге с марта по июнь составил 149 %. Для сопоставления: в мае 2019 количество операций составляло 553 тыс. с объёмом 1,8 миллиардов, а в мае 2020 — 1,4 млн операций с объёмом 5,05 миллиардов рублей.

— Если гласить про увеличения транзакционных операций за период март — июнь, то сначала это гипермаркеты, продуктовые магазины, магазины с широким ассортиментом продуктов для дома и главные интернет-магазины больших маркетплейсов, которые в период самоизоляции сконцентрировали на для себя обороты разных категорий торгового эквайринга, — сказал Анатолий Песенников, заместитель председателя Северо-Западного банка ПАО «Сбербанк» — директор головного отделения по Санкт-Петербургу.

Естественно, вырос спрос и со стороны торговых точек, присоединенных к интернет-эквайрингу Сбербанка в Петербурге: с марта по май 2020 года их количество подросло на 17 %. В прошедшем году темпы роста были ниже: за весну прирост составил 6 %. Чтоб посодействовать бизнесу в сложный ситуации, Сбербанк понизил ставки по интернет-эквайрингу для компаний, реализующих социально важные продукты и услуги через Веб, до 30 сентября 2020 года. Льготная ставка распространяется на компании, продающие в розницу продукты, мед продукты, бытовую технику и средства связи стоимостью до 20 тыс. руб., одежку и продукты ежедневного спроса. Такие меры приняты для поддержки и сохранения бизнеса без доборной опасности для здоровья клиентов банка. Также Сбербанк отменил плату за сервисное сервис терминалов эквайринга и онлайн-касс, чтоб посодействовать бизнесменам и обеспечить покупателям возможность как и раньше совершать оплату неопасным бесконтактным методом.

Анатолий Песенников отметил, что объемы интернет-эквайринга росли еще до введения карантинных мер, потому тенденция, быстрее всего, сохранится и в дальнейшем. Не считая того, по его словам, наблюдается завышенный спрос на сервис «Плати QR» — прием платежей при помощи графического кода, позволяющий совершать оплату бесконтактно.

— Чтоб сохранить доход, почти все предприниматели были обязаны поменять схему работы и перейти в режим доставки. Для обеспечения наибольшего удобства и сохранности совершения платежей все большее количество представителей малого и микробизнеса делают выбор в пользу нашего сервиса «Плати QR», — произнес он.

Сбербанк интенсивно развивает это направление. Уже доступны новейшие методы интеграции QR-кодов Сбербанка с разными видами продаж: на кассе гипермаркета и в вендинговом автомате. А на данный момент у компаний возникла возможность интегрировать оплату по QR-коду в веб-сайты и тем отдать клиентам новейшие способности.

— Опосля тех критерий изоляции, что были продиктованы нам всем пандемией, клиенты банков, которые покупкам онлайн предпочитали поход в магазин, сейчас с большей вероятностью сделают выбор в пользу покупок из дома, — откомментировал он. — Во-1-х, это на данный момент безопаснее всего, во-2-х, дозволяет сберегать время, а в-3-х, люди стремительно привыкают ко всему отличному. И бизнес, если хочет получать доход, должен прислушиваться к потребностям клиента.

Миша Ковшов также подтвердил рост спроса на все группы продуктов в онлайне — не считая тех, которые необходимо непременно узреть и потрогать своими очами, чтоб убедиться в качестве. Посреди категорий, по которым реализации выросли в особенности интенсивно: продукты для дома, для дачи и сада, также для красы и здоровья. Прирост транзакций в группы «Продукты для дома, ремонта и дачи» составил порядка 40 %. Разъяснить это довольно просто: люди стали больше времени проводить дома, часть даже мигрировала за город, а эпидемия принудила их больше мыслить о здоровье. В то же время Миша Ковшов выделил: даже если на данный момент падение спроса на разные продукты не чувствуется, то уже к концу года все ощутят эффект от кризиса.

— Все средства были освоены сначала года, потому что в ситуации неопределенности люди предпочитали вложить их на данный момент — не так интенсивно, как в 2014 году, когда скупали холодильники и телеки, но все равно это даст экономический эффект к концу года, — отметил он, — потому люди будут находить возможность брать продукты со скидками, без излишних посредников и доплат.

По его словам, в таковой обстановке будут интенсивно развиваться экосистемы, дозволяющие их участникам сберегать на товарах и услугах.

— Мир изменяется и сдвигается в сторону сотворения сообществ, — отметил он. — Лишь объединившись, мы можем пройти тот кризис, который переживает весь мир. Когда есть бизнес — поставщики продуктов и услуг, пользователи и тот, кто масштабирует эту экосистему. Это общемировой тренд. Если ранее была толика колебаний, не рано ли мы это начали, то кризис показал, что мы это сделали вовремя.

По его словам, общества, существовавшие ранее офлайн — в виде закрытых клубов либо соседских объединений, — перебегают на сто процентов в онлайн. Это дает возможность для резвой коммуникации, отслеживания потребительских предпочтений и вовлечение людей в формирование продукта.

Без кабинета, но с работой

Во время самоизоляции все, кто мог для себя это дозволить, перевели служащих на удаленную работу. По мере снятия ограничений люди ворачиваются в кабинеты, но понятно, что возвратятся не все. Опыт показал, что удаленная работа быть может комфортной и для управляющего, и для работника.

— Дистанционный формат может давать больший итог: коммуникации с сотрудниками носят наиболее деловой нрав, люди не задерживаются у кулера с водой либо за чашечкой кофе, — считает Миша Ковшов. — Не считая того, дистанционная работа дает возможность уменьшить издержки на аренду кабинетов, а сотрудникам — время на проезд.

Миша Ковшов также отмечает, что «удаленка» меняет отношение работодателей к кадровой политике: можно нанимать людей по всему миру, нет ограничений по географии, потому можно брать наилучшие мозги, усиливается конкурентность. Правда, в ситуации возрастающей безработицы, возможно, правительство будет регулировать долю людей, которых компании должны все-же трудоустроить локально.

— Для кого-либо вариант онлайн-работы на дому применим и наиболее комфортен, но не для всех, — считает Андрей Каменюкин. — Есть различные условия среды, и не многим уютно работать дома, когда рядом малыши, родственники, нет отдельного помещения для работы. Но то, что у людей возник таковой опыт, — непременно, полезно, чтоб показать: и таковой формат работы тоже вероятен.

Посреди отрицательных опытов «удаленки» он привел пример работы поликлиники в онлайн-формате. Оказалось, что не постоянно у клиентов есть возможность организовать место, чтоб пообщаться со спецом даже в течение часа. Что уж гласить о целом рабочем деньке.

Без вредных привычек

Привычки, сформировавшиеся за время самоизоляции и эпидемии коронавируса, могут быть как полезными, так и вредными, отметил Андрей Каменюкин. К примеру, привычка созодать что-то в Вебе быть может подходящей в дальнейшем и в работе, и в разговоре с близкими. А вот привычка управляться со стрессом (Стресс от англ. stress — давление, нажим, напор; гнёт; нагрузка; напряжение) и тревожностью психоактивными субстанциями, алкоголем и т. п., по словам спеца, приводит к формированию патологических психологических состояний и расстройств.

— Если последствия конструктивные, то стоит продолжать, культивировать, если нехорошие — нужно от их отрешаться, — объяснил он, — а если неувязка зависимости возникла, необходимо обратиться к спецам.

Главной пост-коронавирусной привычкой, по словам Андрея Каменюкина, обязано стать умение принимать неопределенность с малой опаской:

— Мы живем в критериях, в каких есть определенный риск, мы не можем его опровергать, но не можем получить никаких гарантий. Интенсивные переживания — самая неконструктивная стратегия: чем больше мы паникуем, тем наименее отлично мыслим, тем ужаснее работает центр принятия решений в мозге (Мозг — центральный отдел нервной системы человека и животных, расположенный в головном отделе тела) и возможность ошибок растет.

Понятно, что полностью размеренным оставаться в таковой ситуации недозволено: одних тревожит конкретно болезнь, остальных — ограничения, третьих — срыв планов. Но если научиться принимать ситуацию на данный момент с маленьким волнением, то это поможет минимизировать стресс (неспецифическая (общая) реакция организма на воздействие (физическое или психологическое), нарушающее его гомеостаз) в дальнейшем, когда человек столкнется с неопределенностью. А для этого основная рекомендация — осмыслить то, что человек в состоянии сделать в данной нам ситуации, понять, на что может влиять, и не пробовать надзирать то, на что никак не может поменять, резюмировал Андрей Каменюкин.

Мария Мокейчева, «Фонтанка.ру»

Фото: