Опосля 22 часов жизнь лишь начинается. Но когда восстановят метро, никто буквально не понимает

Петербуржцы требуют губернатора возвратить настоящий режим работы подземки чуть ли не почаще, чем открыть ТЦ. Решения до сего времени нет, а «шарик власти» ведомства перебрасывают друг дружке.

создатель фото Миша Огнев / «Фонтанка.ру»

Петербургскому метро укоротили график, когда в него спускалось в 10 раз меньше людей, чем обычно. С того времени пассажиропоток вырос вчетверо, люди не стали надевать маски даже перед турникетами, а реализации СИЗ на станциях свалились в два раза. Тем не наименее транспортные власти стоят на собственном: опосля 22.00 под землю недозволено.

Подземка перебежала на коронавирусный график работы с начала апреля. 17 вестибюлей тогда совершенно заколотили двери, но скоро они все были открыты, не считая «Новокрестовской»: там решили пользоваться ситуацией и в конце концов довести до мозга постмундиальный ремонт аврально открывшейся к чемпионату мира станции. Сразу метро в целом сделалось ранее запираться на вход и выход. В начальном графике был спектр. Например, «Проспект Ветеранов» переставал принимать пассажиров в 22.00, «Пушкинская» — в 22.28, «Автово» — в 22.42. Но потом график отчасти унифицировали: на данный момент все станции запираются на вход в 22.00, а вот на выход — с 22.10 до 23.00.

На начало апреля ограничения выглядели разумно: петербуржцев выслали на нерабочий режим, кафе и кино закрыты, массовых мероприятий не отыщешь. Та же «Новокрестовская» за день до ухода во внутреннюю эмиграцию приняла всего 400 человек, а скоро и вся подземка начала лупить антирекорды — пассажиропоток свалился на 87%. До введения первых антивирусных ограничений в марте подземка перевозила 2,4 млн человек в день, 1 апреля — 335 тыщ.

Но уже к майским индекс самоизоляции стал понижаться, а пассажиропоток, напротив, возрос. К началу мая он составлял порядка 550 тыщ человек, опосля праздничков — 683 тыщи.

Тогда же в метро был введен неотклонимый режим использования средств персональной защиты. Для данной для нас великодушной цели по станциям даже расставили вендинговые аппараты, где можно было сравнимо недорого приобрести маску и перчатки. Пассажиры продолжали прибывать, в конце мая подземкой воспользовались 770 тыщ человек. В неком противоречии с данной для нас тенденцией было принято решение не продлевать договоры с вендорами, которые посреди июня зачехлили, а позже и увезли свои аппараты. Пассажиры явственно расслабились и устремились к эскалаторам без масок. К концу июня их спускалось в метро по 1,2 млн человек в день.

В итоге на нынешний денек картина последующая. Пассажиропоток составляет 1,32 млн человек (данные на 7 июля), т. е. около половины от доковидных времен; поезда прогуливаются по обыкновенному — в плане интервалов — летнему графику; горожане в большинстве собственном третируют масками, в чем может убедиться хоть какой спустившийся в метро в час пик; спрос на средства персональной защиты в газетной сети «1-ая полоса» свалился с конца июня на 40% — о этом «Фонтанке» поведал гендиректор «Метропресс» Сергей Маркелов. И все это время метро, как и до этого, запирается в 22.00. Раскрыть врата подземелья не сумел ни вечерний футбольный матч «Зенита» на «Газпром Арене», ни праздничек «Красные паруса».

При всем этом открытие петербургского метро опосля 22.00 — один из самых приметных публичных запросов. О этом губернатора просили еще месяц вспять, когда он решил поинтересоваться чаяниями городских жителей. Напоминают о этом Беглову и на данный момент. Почаще лишь про торговые центры. Даже под крайним его постом — с поздравлениями «Зениту» и итогами недельки — 3-ий комментарий снова же о метро. «Большая просьба продлить работу метро до 23–24 ч, — пишут Беглову под сообщением о детских лагерях. — Двигаться до дома с переходом на другую линию. А поверху если двигаться — домой добираться в 2 раза подольше. Из-за этого с работы ранее ухожу, чтоб в метро успеть. Кто мне заплатит за недоработанное время? И кто за меня будет дорабатывать?»

Само предприятие обычно докладывает, что оно-то готово хоть завтра перебегать на полные обороты. Как заявил начальник «Петербургского метрополитена» Владимир Гарюгин в эфире телеканала «Санкт-Петербург», «шарик на стороне Роспотребнадзора». Собеседник, близкий к транспортному блоку, подтвердил, что решение принималось на отраслевой рабочей группе при Междуведомственном городском координационном совете по борьбе с вирусом. По его словам, делалось это с подачи представителей Роспотребнадзора.

Само ведомство адресованного ему паса не лицезреет. «Мы не выдавали никаких предписаний метрополитену по ограничению времени его работы», — откоментировали в пресс-службе ожидания подземки. «Фонтанка» попробовала выискать шарик в комитете по транспорту. Там пояснили, что «в вечернее время в вестибюлях и вагонах метро организована доборная санитарная обработка, которая просит больше времени в критериях борьбы с заразой».

Не считая того, в ведомстве напомнили, что с 8 июня опосля 22 часов работают ночные автобусы, последующие параллельно линиям метрополитена, — № 1М, 2М, 3М, 4М и 5М. В более востребованное вечернее время (с 22:00 до 23:00) интервал их движения составляет около 10 минут. Опосля 23:00 — около 20 минут. Как поведали в комтрансе, на данный момент они перевозят по 3 тыщи человек в денек. Но если полагать, что все юзеры вечернего метро пересядут на 5 шаттлов со сравнимо длительными интервалами, то не совершенно ясно, кого таковой размен убережет от инфекции (Термин означает различные виды взаимодействия чужеродных микроорганизмов с организмом человека).

«Фонтанка» прикидывала, как свалилась выручка перевозчиков в связи с падением пассажиропотока. При всем этом субсидия, которую бюджет выделяет метрополитену и которая обязана покрывать его убытки, не возросла — ее нужно подтверждать выполненной транспортной работой. Источник «Фонтанки», близкий к метрополитену, ведает, что преждевременное прекращение работы дает некую экономию в части электроэнергии и оплаты труда. Но оно же не дозволяет добирать выручку с поздних пассажиров — в особенности на данный момент, когда люд устремился на вечерние гулянья в парки и открытые кафе. «Если б на данный момент возвратить настоящий режим работы метро — непосредственно подземка бы от этого выгадала, — гласит он. — Но нужно осознавать, что это потянет за собой и работу соц наземных маршрутов. Если все это посчитать в совокупы, то это, быстрее, доборная перегрузка на перевозчиков».

Убытки метрополитена по итогам года трудно предсказывать, но ясно, что это будут млрд. Восполнить придется за счет переноса на наиболее поздний срок не самых критических работ — и льготных кредитов. Намедни предприятие расположило закупку на предоставление невозобновляемой кредитной полосы на 3 миллиардов. В документации есть отсылка к «коронавирусному» постановлению правительства РФ (Российская Федерация — государство в Восточной Европе и Северной Азии, наша Родина) № 582. Конкретно оно описывает, как уполномоченные банки должны получать в 2020 году от страны субсидию на выдачу льготных кредитов системообразующих компаний. Таковым предприятием является и «Петербургский метрополитен». По данным Минэкономразвития, сейчас по всей стране схожих кредитов на пополнение обратных средств выдано на 132,9 миллиардов рублей. Средняя ставка составляет 2,9% — все, что выше, субсидируется из бюджета.

Таковым образом, экономический смысл закрытия метро опосля 22.00 тоже не полностью ясен. Остается очередной вариант. Ранее комтранс прозрачно намекал старым и учащимся, что самоизоляцию им нарушать не стоит — просто обнулив льготы на проезд. Возможно, на данный момент городским жителям также намекают: нечего шляться по вечерам, а позже всем вкупе удовлетворенными и выпившими двигаться в метро. Если так, то это очередной пример умопомрачительных ковидных парадоксов: открыть кафе и парки, но ограничить возможность посиживать там допоздна.

Николай Кудин, «Фонтанка.ру»

создатель фото Миша Огнев / «Фонтанка.ру»© Фонтанка.Ру