Старость — лишь в ПНИ? Почему у стариков в Петербурге может не оказаться выбора

Смольный задним числом меняет условия поддержки домов престарелых. Проработав 1-ое полугодие без положенных от городка компенсаций, там боятся, что получат меньше, чем им обещали.

Фото: EPA

Похудевший из-за коронавируса на 100 миллиардов рублей бюджет Петербурга стукнул по соц бизнесу. Поначалу тревогу ощутили в личных школах, сейчас очередь дошла до домов престарелых. Посреди года бюрократы решили поменять условия игры, наделив себя правом выбирать, какому пансионату сколько средств выделить. А если суммы вдруг не хватит на всех постояльцев, то руководителям дают отрешаться от клиентов и переводить их в психоневрологические интернаты.

Речь идёт о личных домах престарелых, которые включены в городской реестр поставщиков соц услуг. Такие учреждения, как и их коллеги-бюджетники, принимают к для себя старых городских жителей за плату в 75 % от пенсии. Остальное и тем и иным город компенсирует по схожим тарифам. Всего в реестре 124 организации, 10 из их личные.

«Приходят родственники и молвят: мы не можем за бабушкой ухаживать. И для неё составляется программка — набор услуг, к примеру, помощь в кормлении — 300 рублей. Любая услуга протарифицирована и имеет свое количество за месяц. Необходимо трижды в денек подкармливать, означает таковых услуг за месяц 90», — разъясняет управляющий дома «Наша забота» Анна Юрганова.

Чтоб попасть в личный дом престарелых, пенсионеру нужно иметь городскую прописку, также его должны признать нуждающимся в неизменном уходе. С каждым клиентом заключается акт о выполненных работах, который предоставляется в комитет по соцполитике. Зависимо от количества принятых рассчитывается компенсация для учреждений. В апреле пансионаты должны были получить средства за 1-ый квартал.

«Наше заявление приняли 5 апреля и 17-го прислали письмо, что средств уже нет. И на все наши интеллигентные просьбы произвести оплату наши услуги нас кормили завтраками, — отметила Анна Юрганова. — С 1 января мы наших бабушек кормим, ухаживаем, греем и так дальше, не получая ни копейки. На нынешний денек нам нечем платить заработной платы сиделкам. Если ранее мы могли пускать какие-то средства в вкладывательные проекты, то на данный момент нет. Это означает, мы будем брать самые нехорошие подгузники и самые нехорошие кровати. То, на что будет хватать средств».

На данный момент у «Нашей заботы» 15 подопечных. Организация не дождалась 6 млн компенсации за 1-ый квартал и 5 млн — за 2-ой. Юрганова гласит, что пришлось реализовать квартиру, чтоб обеспечить заработной платы и функционирование организации.

Один из фаворитов рынка, сеть пансионатов «Опека», выходит из ситуации при помощи займов. В учреждении не дождались 200 млн рублей компенсации. В их пансионатах в Петербурге проживает около 700 человек, 30 % клиентов — коммерческие, чьи родственники оплачивают услуги вполне. Основоположник сети Алексей Маврин уточняет, что эти средства упрощают ситуацию, но чтоб держаться на плаву, необходимы огромные суммы.

«Мы подумываем о том, чтоб совершенно нам с городом не работать и больше на коммерческих клиентов ориентироваться. Город повсевременно клиентов даёт, но препядствия с оплатой, и мы всегда можем оказаться на грани банкротства. Город произнесет: «А я для вас ещё полгода не заплачу». А что мне созодать с бабушками и дедушками? Если я на данный момент разорву дела с городом, то я нехороший — выбросил стариков на улицу, а город — неплохой будет», — рассуждает Маврин.

В июне опосля утверждения бюджета Петербурга с учётом коронавирусных поправок на веб-сайте Смольного выпустили проект постановления правительства, согласно которому личным домам престарелых будет выплачиваться не компенсация, а субсидия. Если ранее учреждения получали сумму зависимо от количества постояльцев, то сейчас комитет сам описывает размер финансирования. Усложняется и процедура заявки. Поставщики соц услуг именуют инициативу «сыренькой» и отмечают, что в ней содержится наиболее 20 пт, которые могут стать поводом для отказа.

«К примеру, они требуют справку 6-НДФЛ из налоговой по зарплатам. Требуют любой месяц до 5-го числа. Но она не даётся до 5-го числа, она делается раз в квартал. Выходит, заложена таковая мина, что если я справку не получу, то не могу субсидию получить», — уточняет Маврин.

Управляющий реабилитационного центра «Эглин» Вера Соловьева поведала, что ради спасения бизнеса взяла кредит на себя под 16,7 % годичных, потому что оформление суммы на юридическое лицо занимает время, а средства необходимы были срочно. Соловьева поддерживает коллег и также считает проект постановления «расплывчатым».

«Выходит, что мы принимаем людей по программке, позже подаём в комитет отчёт, там проверяются все 24 условия, если хоть одно не совпадает, мы ничего не получаем, — рассуждает она. — Ряд пт можно трактовать так, как захочется одному из чиновников».

«Если ранее финансирование зависело от числа людей, — разъясняет Анна Юрганова, — то сейчас я не понимаю, как будет формироваться сумма. Формула непонятная. В ней есть коэффициент, который описывает комитет по соцполитике, как он его описывает — никто не понимает. Этот коэффициент не быть может больше единицы. Другими словами они заранее нам урежут финансирование, на 10 % либо на 50 % — никто не понимает».

Предлагаемые конфигурации будут введены задним числом. Они регламентируют получение выплат с 1 апреля 2020 года.

В комитете по социальной политике Смольного отметили, что изменение порядка предоставления компенсации на возмещение издержек ориентировано «на улучшение механизма финансирования расходов на выплату компенсации негосударственным поставщикам соц услуг».

«Механизм субсидирования дозволит повысить эффективность планирования экономных средств и обеспечит недопущение появления обязанностей бюджета Санкт-Петербурга в размерах, превосходящих ассигнования, предусмотренные на эти цели», — заявили в Смольном.

Согласно порядку получения субсидий, у поставщиков соц услуг не обязано быть долгов по налогам, пеней и штрафов. Опосля проверки документов средства перечислят не позже 10 рабочих дней.

6 июня в комитете по соцполитике прошло совещание с представителями пансионатов для престарелых. Бизнесмены возлагали надежды, что бюрократы занесут ясность в размытые формулировки документа, но получили маленький ответ: есть поручение вице-губернатора Эдуарда Батанова — перевести всех на субсидии, его и отрабатывают.

«Нам произнесли, что нужно отработать это постановление по-быстрому. Другими словами мы должны по-быстрому согласиться с сиим постановлением, позже по-быстрому подать документы к 1 августа. Тогда и, быть может, к сентябрю мы получим эти средства. Это никого не устраивает, поэтому что средства у всех закончились, нечем заработную плату платить и не на что людей подкармливать», — отметила Анна Юрганова.

Руководители пансионатов отмечают, что новенькая инициатива Смольного противоречит федеральному закону, который даёт право хоть какому гражданину выбирать меж личным и экономным учреждением. Сокращение финансирования ведёт к сокращению мест. По словам Юргановой, на совещании бюрократы порекомендовали тем, у кого не хватает средств, отрешаться от клиентов и переводить людей в ПНИ.

«Как отрешиться от человека, который годами у нас живёт? Сказать ему — иди в психоневрологический интернат? — объясняет Юрганова. — Ничего отвратительного по поводу коллег сказать не желаю, они работают в тех критериях, которые были сделаны. Но во всем мире соц бизнес — это личный бизнес. Вся Европа так работает, государству нерентабельно содержать муниципальные дома престарелых, поэтому что менеджмент кривой и косой в государстве. А мы работаем за свои средства, и свойство услуг у нас за счёт этого выше».

Елена Ваганова, «Фонтанка.ру»

Фото: EPA

В психоневрологических интернатах проживают люди старого возраста и взрослые инвалиды, нуждающиеся в неизменном уходе. Система ПНИ часто подвергается критике из-за негуманных критерий содержания живущих.

На начало пандемии коронавируса в петербургских ПНИ проживало наиболее 6100 человек, половина из их была сосредоточена в трёх учреждениях. В интернате №10 произошла вспышка заболеваемости, COVID-19 диагностировали фактически у 500 человек. Намедни сделалось понятно, что 76 подопечных учреждения скончались в поликлиниках Петербурга за три вешних месяца.

© Фонтанка.Ру