Памяти Расима Оджагова. Эссе Фахраддина Манафова: Мысли о Учителе, либо Ничего излишнего…



Народный артист Азербайджана Фахраддин Манафов представил эссе в память о видном кинорежиссере и операторе, лауреате Муниципальных премий СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) и Азербайджана, кавалере ордена "Шохрат", народном артисте Расиме Оджагове (22 ноября 1933 — 11 июля 2006).

Какие — то из планов успел воплотить, а какие — то унёс с собой. Как досадно бы это не звучало, человеку отпущено не достаточно времени.

Физики фундаменталисты во всём мире к концу 20-го века прониклись предчувствием озарения по поводу единой теории мироздания. Одна за иной лавинообразно возникли "теория относительности", "квантовая теория", "теория множественности пространственно- временных измерений", "теория струн", "чёрных дыр", и ещё, и ещё, и ёщё.

И у учёных на всей планетке практически сразу пощекотало в желудке и перехватило дух от предвосхищения. Вот она, в конце концов! Вот- вот будет найдена формула, по которой всё появилось и существует, единая формула бытия!!!

Но не тут-то было. Никак не соединялись воедино эти замечательные теории мироздания. Крайний гвоздь вбили арифметики. Обосновали, что наукой объять всё сущее нереально.

Тогда и на помощь людскому разуму пришел величавый Стивен Уильям Хокинг. С присущей ему превосходной прозорливостью он сообразил и объявил населению земли, что единая формула всего сущего — "величавый план".

А сейчас обернитесь вокруг. Разве он не великолепен этот величавый план?

Одиннадцатое июля- денек, когда мой величавый учитель Расим Оджагов, оставив нам щедрость собственных воплощённых планов, одним из которых, простите, желаю считать себя, ушёл, согласно "величавому плану", забрав всё не сотворенное.

Я прикоснулся к космологии только слегка, как сумел без специального образования, и, как почти все гуманитарии, при посредничестве восхитительной передачи Моргана Фримана.

Но вот какая штука выходит.

Зачарованный наукой о вселенных, я совсем утвердился в собственной долголетней давности гипотезе: "Ничто не имеет значения. Разве что, лишь Идея".

О этом гласили и молвят мыслители, просветители, философы в прошедшем и на данный момент, но я определил это себе сам.

Что остаётся от человека на земле? Его мысли, его планы, воплощенные в здании, в водопроводе, в рецепте пирога, в шедеврах живописи, зафиксированные в книжках в виде научных и художественных трактатов.

И художественные киноленты, ставшие школой киноискусства.

Таковы киноленты моего учителя, Расима Миркасимовича Оджагова.

Тогда, в том процессе, когда учитель делал киноленты и лепил из меня актера кино, я ощутил интуицией нечто весьма неординарное в его творческих и актуальных принципах. Он ничего не декларировал, не навязывал нам какие — или философские выкладки. Я лишь успевал то и дело опешиться непонятному, необыкновенному в том, как он работает и живет. Нераскодированные детали его поведения, его бытия падали мне в подсознание и с течением времени сложились в гипотезу: "ничто не имеет значения, лишь идея."

И уже много позднее мне сделалось понятно, почему основной киногерой, избалованный отпрыск состоявшихся родителей весь кинофильм прогуливается в одном и том же костюмчике и рубахе и никто этого не замечает. Сделалось понятно, почему Расим Миркасимович был полностью индифферентен к вещественным благам, привилегиям. Стал понятен его принцип миниатюризма в каком учитель создавал кинофильм. Ничего излишнего, украшательского, притянутого. Никакой фальши в тексте, сценографии кадра, актерской игре. Все актеры, что снялись в его фильмах, помнят его известную фразу:-"проще, проще, ещё проще".

Ничего излишнего. Лишь то, что работает на идея.

Идея о том, что без любви человек погибает. Обычная и нескончаемая.

О том, что остаться {живым} на войне не означает с данной для нас войны возвратиться. С войны не ворачиваются.

Идея, что недозволено ставить свою судьбу в зависимость от того, что произнесут соседи.

И о том, что будучи ответственным за близких, мужик несёт эту ответственность до конца, даже ценою жертвенности.

И, что человек глубоко и преданно погруженный в науку, в исследование, обычно, не способен защищать себя от филистерской подлости. Видимо, защитить такового чудика — есть миссия его близких и друзей.

Любой кинофильм — идея. Наверняка, в этом и есть секрет нескончаемой неизбывной соблазнительности Оджаговских кинофильмов.

Допускаю, может быть я определил эти мысли не совершенно так, как задумывался учитель, может быть, кто-то поймёт их по другому, но неизменна сущность:

Любой кинофильм — идея.

Идея, идея и лишь идея имеет значение. Всё остальное несущественно.

"Величавый план".

А ведь написано: — "сначала было слово". Но нам, продвинутым, через науку оно как-то убедительнее.

У меня было это счастье — сняться в фильмах Величавого Оджагова — "лишь этого не достаточно…"

Понапрасну ни зло,

Ни добро не пропало,

Всё горело светло,

Лишь этого не достаточно.

Жизнь брала под крыло,

Сберегала и выручала,

Мне и взаправду везло.

Лишь этого не достаточно.

…А что если невоплощенные мысли, ушедшие с учителем в общее энергетическое поле, в один прекрасный момент пройдут через "базон Хиггса", названый физиками "частичкой бога" за способность замедлить энергию, идея, слово и перевоплотить его либо её в материю, в идея воплощенную.

Тогда и планы моего учителя, снизойдут к нам в виде озарений, творческих поисков, вдохновения новейших режиссеров, и под новенькими именами материализуются новейшие киноленты Расима Оджагова согласно "величавому плану".

Must Read

Related Articles